X

Главная » Главные новости » Веселовцы Самойленко отметили «Бриллиантовый» юбилей супружеской жизни

Веселовцы Самойленко отметили «Бриллиантовый» юбилей супружеской жизни

60 лет свадьбы — это очень редкая дата, которая говорит о том, что супруги львиную долю жизни прожили бок о бок. При этом пара уже успевает обычно обзавестись не только крепким материальным благополучием, но и заиметь несколько поколений потомков. Данная дата в народе называется бриллиантовой свадьбой. Этот минерал считается самым прочным из всех ныне известных. Рубеж поистине уникален, несмотря на преклонный возраст пары.

Такого срока достигает не каждый брачный союз, и естественно, в самом начале беседы с жителями хутора Каракашев супругами Самойленко Николаем Андреевичем и Лидией Ивановной, отметившими 14 октября 60-летие совместной жизни, прозвучал вопрос: «В чём секрет долголетия семейной жизни супругов Самойленко?».

Вопрос немного удивил супругов, единодушно признавшихся, что никакого секрета у них нет.

— Просто мы – дети войны, — пояснил Николай Андреевич – и ко всему подходим и подходили ответственно, в том числе и к созданию семьи.

Дети войны… Дети, которые, по мнению большинства людей, родившихся уже в послевоенное мирное время, не имели детства.

— Да нет, у нас тоже было детство со своими радостями и печалями. Да, оно было голодным, холодным, но было детством – немного призадумавшись, продолжил Николай Андреевич – Я родился 16 декабря 1938 года в хуторе Каракашев. Мои родители Андрей Тимофеевич и Екатерина Дмитриевна работали в колхозе. Папа заведовал молочно-товарной фермой, мама была простой колхозницей. В семье нас было пятеро детей, из которых я самый младший. Папа ушёл на фронт в первые месяцы войны и практически сразу погиб в боях под Матвеево-Курганом. Предвидя следующий вопрос, отвечу, что годы войны помню смутно. Я даже не уверен, что это именно мои воспоминания, а не воспоминания, основанные на рассказах мамы, старших братьев, хуторян. Ведь на момент начала войны мне было всего три года. Вот послевоенные годы детства я прекрасно помню.

Рассказывая о тех годах, годах детства, Андрей Николаевич светлел лицом и, казалось, молодел на глазах. Да, детство его было нелёгким, голодным, но это было самое беззаботное время, как у каждого ребёнка, где было место шалостям. Время, когда не висела над головой тяжесть ответственности взрослого человека.

— В школу я пошёл в 1946 году – продолжил свой рассказ Николай Андреевич – В первом классе Каракашевской начальной школы учились дети и старше меня по возрасту, 1935 года рождения. Но мы, дети на это внимания не обращали и были дружны. Уже став взрослым, я начал понимать, какую роль в нашем воспитании, становлении наших личностей (не надо забывать, что большинство из нас, я бы сказал, практически все ученики школы, росли без отцов, погибших на полях боёв Великой Отечественной войны) играл директор Каракашевской начальной школы Иван Иванович Антонец. Иван Иванович вернулся с фронта в 1946 году, прекрасно понимал, каково детям расти без отцов. Нет, конечно, он не смог каждому заменить отца, но старался находить те слова, которые в том или ином случае сказали бы нам наши отцы. Благодаря ему, его ученики, то есть мы, не чувствовали себя безотцовщиной.

Окончив Каракашевскую начальную школу, я продолжил обучение в Казачинской семилетней школе. На продолжении учёбы настояла мама. Как-будто это было вчера, и сегодня слышу её слова: «Учись, Колька, учись».  Я и учился. Когда позволяла погода, мы, ученики, жили дома и каждое утро километров семь, отшагивали из Каракашева в Казачий, а потом назад. Месяца на два, самых непогодистых, родители нам снимали квартиры в Казачьем. Обычно наш путь пролегал через Тавричанку (сегодня этого хутора нет). Представьте себе, раннее утро, часов шесть утра, толпа разновозрастных школьников, проходит по улице и специально дразнит собак… Да, мама всегда говорила: «Учись, учись». Я и учился. Иногда, правда, до школы не доходил, оставался в крайней хате хутора Тавричанка, дожидаясь возвращения одноклассников, с которыми и шёл домой с чистой совестью, весело проводил время. Правда, иногда, одна из учениц передавала записку маме, в которой говорилось, что учитель (директор) ждали меня в школе вместе с мамой… А в классе шестом, я сказал маме, что путь в школу отнимает у меня много сил и времени и мне нужен велосипед. Мама прислушалась к моей просьбе и купила велосипед. Первые недели две я забыл о школе совсем, гонял на нём по редутке, полям, пока мама меня не поймала «за руку». Дальше рассказывать, я думаю, не надо.

Были и другие шалости, не всегда безобидные. Сейчас, спустя много лет, они вызывают улыбку, а тогда…

— В нашем колхозе, тогда он назывался «Возрождение», была своя пасека. Чтобы достать мёд, мы с друзьями в один из ульев шуганули два ведра воды, чтобы пчёлы осели, и мы смогли его достать, не подвергаясь пчелиным укусам. На летних каникулах работали в колхозе прицепщиками Работа простая, но как оказалось, очень ответственная. Однажды, я заснул и вовремя не переключил прицеп, поэтому вспахал дорогу. Бригадир ругался сильно, но больше никаких наказаний не последовало. Именно тогда я понял, что к каждому порученному делу надо относиться ответственно. Запомнил это на всю жизнь…

Как бы ни было, Николай Андреевич, закончил в 1957году семилетку, но продолжать учёбу не стал.

— Я так и сказал маме, и пошёл работать в колхоз. Начинал прицепщиком, потом принял утиную ферму, на которой выращивали до 27 тысяч голов, потом принял Каракашевский клуб, а в 1961 году перешёл работать чабаном, где и отработал вплоть до выхода на пенсию в 1998 году.

— А я в отличие от мужа, малограмотная, необразованная – включилась в разговор Лидия Ивановна – у меня всего три класса образования. Некому было мне подсказать «учись, Лида». После третьего класса пошла работать в колхоз дояркой…

И сегодня, при всей современной механизации этого процесса, труд доярки — нелёгкий труд. А тогда…

— Коровники продувались со всех сторон, крыша текла так, что было непонятно, есть ли она вообще над головой. Сено, фураж доярки носили большими корзинами, сами чистили навоз, доили вручную. При всём этом, у доярки не было ни выходных, ни праздников, отпуска. А мне нравилось, я любила коров, считая, да и сейчас считаю, их умными животными. Однажды, заведующая фермой, наблюдая за моей работой, сказала: «Удивительно, учиться ты ленилась, а работаешь так, что любо-дорого смотреть на тебя во время работы». Году в 57-м я стала замечать, что Николай Самойленко начал обращать на меня внимание. Мы уже перевели коров в летний лагерь, расположенный на берегу Маныча. Николай помогал то бидоны с молоком перенести, то фураж по кормушкам раскидать. Потом начали встречаться, и через три года он сделал мне предложение.

— Как отнеслись Ваши родители к будущей перемене в Вашей жизни?

— Мама, Мария Николаевна Демьяненко к моему будущему замужеству отнеслась спокойно, а папа, Иван Яковлевич, категорически был против. Говорил: «Не пара он тебе, Лида. Парень он видный, грамотный, не чета тебе. Всю жизнь будет гулять. Намучаешься ты с ним. Да и мама его – женщина, суровая, крутого нрава».

Папа знал, что говорит, ведь и мы, как и Самойленко, местные, каракашевцы. Я родилась 4 февраля 1942 года. Хорошо помню послевоенный голод. Часто просила хлеба, не понимая, что его просто в нашей семье нет. Иногда брат Фёдор надевал торбу и шёл просить милостыню. Низкий поклон односельчанам, которые делились последним. Из одиннадцати детей моих родителей, войну и послевоенное голодное время пережили только семеро…

В 1961 году, 14 октября, аккурат на Покрова Пресвятой Богородицы, Лидия Демьяненко и Николай Самойленко создали семью и вот уже 60 лет идут по жизни вместе. Вместе работали, вырастили троих детей, помогали растить внуков, привечают правнуков. Только никакого универсального совета по сохранению семьи так и не нажили.

— Нет такого совета – уверены супруги Самойленко – в каждой семье есть свои проблемы и печали. В нашей жизни тоже всякое бывало – мы спорили, ссорились, иногда по нескольку дней не разговаривали. Но всегда знали, что именно мы ответственны за нашу семью друг перед другом, перед детьми, внуками…

-Я всегда помнил тот давний урок: к любому делу необходимо относиться ответственно. И к созданию и сохранению семьи в том числе.

— А я всегда следовала наставлению свекрови Екатерины Дмитриевны, которая только на вид была суровой, властной женщиной. На деле же, вопреки мнению хуторян, она оказалась доброй, готовой помочь в любую минуту, и очень мудрой женщиной. Она всегда говорила: «Лида, никогда не уходи из своего дома, какая бы ситуация не складывалась. Перетерпи, мужики все гуляют». Правда, за все годы мой Николай никогда не давал повода. Он был прекрасным мужем, отцом, дедушкой. Остаётся таким и сейчас.

— Чем Вы живёте сейчас и чего не хватает?

— Живём детьми, внуками и правнуками – практически в один голос ответили юбиляры.

— Все внуки получили образование – с гордостью добавила Лидия Ивановна – внучка Маргарита (в замужестве Аширали) врач ЛОР, работает в районной больнице, мама троих детей, наших правнуков, один внук – военнослужащий, один – юрист. Самый младший внук Тихон, учится в третьем классе. Спасибо судьбе за детей, внуков и правнуков, за нашу семью. А чего не хватает? – задумалась Лидия Ивановна – Слава Богу, у нас есть всё, и всё-таки мне не хватает хозяйства. Я привыкла, что у нас всегда было большое хозяйство. Несмотря на то, что я работала дояркой, иногда заменяла птичниц, тридцать лет в сезон стригла овец, росли трое малых детей, успевала и дома по хозяйству управляться. Помогали в этом муж, свекровь, а потом и подросшие дети. Сегодня силы и здоровье уже не те, да и кормить скотину нечем, ведь свои паи мы продали, чтобы провести газ. Но всё равно у меня сегодня около 80 голов утей — шипунов.

— А я хотел бы, чтобы на нашей улице было освещение – выразил пожелание Николай Андреевич – На нашем участке проживает шесть пенсионеров. Наступает поздняя осень, впереди зима, когда рано темнеет и поздно рассветает, и мы будем вынуждены сидеть по домам, ведь в темноте по грязи много по гостям не походишь. А без общения в нашем возрасте тяжело…

Бриллиантовая свадьба, 60 лет вместе… Много это или мало? Каждый решает для себя сам. Для супругов Самойленко эти годы пролетели как один миг. Кажется, только вчера, было босоногое детство, любовь, ожидание первенца, первого внука, правнука – а уже за спиной 80 лет жизни. Такой длинной и такой короткой. Как известно, надежда умирает последней. Супруги Самойленко уверены, что ещё погуляют на свадьбе правнуков и понянчат праправнуков. А иначе зачем они появились на этой земле?!

Поделиться:

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта