X

Главная » Главные новости » «Человеческие судьбы»

«Человеческие судьбы»

«Знал бы, где упадёшь – соломку бы подстелил». Вот только всегда ли спасёт соломка от последствий падения? Не факт.

Ольга Владимировна Замковая, несмотря на пережитые боль, минуты отчаяния, дни, даже недели и месяцы неверия в то, что всё будет хорошо, и она вернётся к нормальной жизни, осталась открытой ко всему доброму и светлому.

Слушая рассказ Ольги Владимировны о тех страшных для неё днях, я не заметила ни сожаления, ни обиды на судьбу. Во всех её словах сквозила огромная благодарность. Благодарность врачам, которые собрали её буквально по кусочкам, благодарность медицинскому персоналу хирургического отделения райбольницы, выхаживавшему её после тяжелейшей операции, ежеминутно внушавшему, что всё будет хорошо, и она обязательно вернётся к прежней жизни. Звучала благодарность родным и близким, и совсем незнакомым людям, которые откликнулись на её беду и помогли чем смогли. Со слезами на глазах она вспоминает мальчика, совсем малыша, принёсшего ей десять рублей, чтобы она смогла продолжить лечение. Вспомнила своего постоянного покупателя, пожертвовавшего на продолжение лечения сто тысяч рублей… Ольга Владимировна ничего и никого не забыла, и просыпаясь по утрам, от чистого сердца молит Бога, чтобы у её друзей, а все эти люди стали для неё не просто друзьями, а самыми близкими и родными людьми, всё в жизни было хорошо: здоровье, счастье и благополучие никогда не покидали их.

— Родилась я в хуторе Верхний Хомутец в 1966 году. Мои родители Владимир Николаевич и Анастасия Григорьевна Замковые прожили вместе 50 лет, вырастили и воспитали троих детей — девочек, из которых я средний ребёнок. Как все ходила в школу, поступила и закончила Новочеркасский техникум советской торговли, получила диплом товароведа продовольственных товаров. По окончании техникума, вопреки родительской воле уехала в Норильск, где вышла замуж, родила дочь. Потом вместе с мужем вернулась в Весёлый, разошлась с мужем. Дочь Мария вышла замуж, так что последние годы жила одна. У меня две внучки. Старшая Лейла в этом году закончила девятый класс. Младшая внучка ещё ходит в детский сад. 30 декабря 2016 года – день, который изменил мою жизнь со страшной силой. В этот день меня немного раньше отпустили с работы, а работала я продавцом в магазине «Одежда» и я решила зайти в «Пятёрочку» за соком. Купила, вышла из магазина. Последнее, что я помню – разговор с одной знакомой, находящейся в хорошем подпитии, просившей у меня денег. Возможно, она и спасла меня от неминуемой смерти. Уже после того, как я пришла в себя в больнице, мне рассказали, что я, пролетев после удара машины, врезалась в эту знакомую, и это остановило мой «полёт», который мог стать роковым для меня…

Ольга Владимировна ненадолго задумалась, видимо решая, рассказывать мне или нет, то, что она увидела, ведь это кроме неё никто не видел и не мог видеть.

— Я вдруг оказалась на высоте птичьего полёта, парила среди гор, вокруг синее небо, яркий, спокойный свет, подо мной раскинулась между гор плато. Своё тело, ноги, знаете, когда человек смотрит вниз, я не видела, а то, что внизу находилось, видела прекрасно. И мне было так легко, спокойно. Внизу видела два квадрата каких- то населённых пунктов. Один квадрат освещённый, второй тёмный, как будто на улицах этого селения нет ни одного фонаря, и окна домов не светятся. Вдруг, увидела моего папу, который года два назад перед этой роковой аварией ушёл из жизни. Он, в костюме, моды 50-х годов, шёл ко мне. Шёл по воздуху. Именно шёл, как мы ходим по земле, а не плыл. Шёл, смотрел на меня и хмурился так, как раньше, при жизни, когда был чем-то недовольным. Подошёл ко мне, остановился, посмотрел, хмурясь, покачал укоризненно головой, и ни слова не сказав, повернулся и начал спускаться в сторону тёмного квадрата. А я очнулась в больничной палате. Лёгкость исчезла, и навалились тяжесть и нестерпимая боль…

Потом потянулись долгие месяцы боли и отчаяния, но уже дома. Ольга Владимировна лежала дома. Одна.

— Не совсем одна. Ко мне приходили соседи по лестничной площадке, подъезду, дому, знакомые, дочь Машенька, сваха Наталья Журавлёва. Соседи приносили поесть, ведь я была абсолютно обездвиженной. Что готовили своей семье – приносили и мне. Первое время кормили с ложечки, постепенно я начала «владеть» своими руками. Однажды, наверное, от отчаяния, я могла уже полулёжа сидеть, попросила Машу отвезти меня в нашу церковь Успения Пресвятой Богородицы. Там среди икон, зажженных лампад, в тишине я от души выплакалась, и мне стало легко на душе.

Именно там, в храме, Ольга Владимировна решила бороться за своё будущее: учиться сидеть, ходить, жить. Да, было тяжело, ведь реабилитация проходила через нечеловеческую боль. Но, Ольга Владимировна твёрдо знала, что дальнейшая, полноценная жизнь зависела только от неё. Каждый день был расписан по минутам. Просыпаясь, она ставила перед собой цель: сегодня я должна дойти до двери, завтра – выйти на площадку, спуститься во двор, дойти до стадиона. Так постепенно шаг за шагом она достигала поставленных перед собой целей.

В этот нелёгкий период было трудно и финансово. Дочь Маша, несмотря на то, что у неё был грудной ребёнок, вышла на работу – лечение мамы требовало денег. Заботу о малышке взяла на себя мать мужа, которая была уже на пенсии.

— Однажды Машенька мне сказала: «У меня два родных человека, которым нужна моя помощь – дочь и мама. Сейчас я выбираю маму» И она делала всё: сидела со мной в больнице, собирала деньги на операции. Несмотря на то, что работала, и грудной ребёнок был на руках, она несколько раз на день приходила ко мне. Я потихоньку уже начала ходить, провожала её до двери, закрывала дверь. Машенька не сразу уходила, а звонила и спрашивала, дошла ли я до кровати? И только получив утвердительный ответ, уходила. Летом соседи, собираясь с детьми на пляж, брали и меня с собой. Водные процедуры мне очень помогали в восстановлении здоровья, хотя я очень уставала, возвращалась домой и буквально падала без сил…

С благодарностью Ольга Владимировна вспоминает и Ростовский благотворительный фонд «Анастасия Узорешительница». Благодаря помощи и поддержке этого фонда Ольга Владимировна смогла погасить задолженность за коммунальные услуги, приобрести лекарство, необходимое для наращивания костной массы (один укол-шприц стоит более 27 тысяч рублей). К сожалению, во время пандемии пришло СМС-сообщение, что фонд прекратил работу в связи с банкротством.

— Благодаря поддержке огромного количества людей я смогла встать на ноги, заново научиться жить полноценной жизнью. Пользуясь случаем, от всей души хочу поблагодарить всех, пожелать им и их близким здоровья, счастья, благополучия.

Поделиться:

Оставить комментарий

Размер шрифта

Пунктов

Интервал

Пунктов

Кернинг

Стиль шрифта

Изображения

Цвета сайта