Пути – дороги солдатские

Яков Лазаревич Томилов, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда. На фронт был призван в первые дни войны – 25 июня 1941 года. Яков Лазаревич воевал честно, не прятался за спины своих боевых товарищей. Имел награды за боевые заслуги. Среди них – две медали «За отвагу», которой, как известно, награждали за высшую солдатскую доблесть. Сохранились воспоминания Якова Лазаревича о его боевом пути.

— Длинны пути – дороги солдатские – рассказал Яков Лазаревич – меня призвали на четвёртый день войны – 25 июня 1941 года.

Начал я войну пекарем в полевой хлебопекарне – ПХП сокращённо. Два года я выпекал хлеб для бойцов с июня 1941 по июнь 1943 года. Многие с предубеждением относятся к таким воинским профессиям, как пекарь, повар или работник обозно-вещевой службы, мол, на «тёпленьких местах» и воевать безвредно. Неверно это. И пекарей, и поваров много погибло в минувшей войне. А ведь именно от них многое зависело, чтобы боец был сыт, тепло одет и обут, — тогда он и воевал дерзновеннее.

— Первый раз меня ранило во время бомбёжки в январе 1942 года. Ранило тяжело. С полмесяца я пролежал в госпитале, потом меня, ещё не долеченного забрали в часть. За мной приехали начальник хлебопекарни старший лейтенант Бадальянц, политрук Риштаненко, заведующий делопроизводством лейтенант Даниил Николаевич Искра, житель хутора Весёлый. Он потом долго ещё работал здесь начальником «Вторчермета». Втроём им удалось уговорить начальника госпиталя не отправлять меня в тыл, а отпустить в часть. Будучи раненым, я не мог встать к хлебопечи, и меня попросили работать инструктором хлебопечения. Я ходил по подразделениям ПХП и рассказывал бойцам – пекарям, как заваривать дрожжи и печь хлеб, чтобы он был качественным и так далее.

Однако так поработать Якову Лазаревичу пришлось недолго – рана его воспалилась, ведь у него были рассечены правая лопатка и два ребра, хирург взял осколок на плеве лёгкого. Якова Лазаревича снова отправили в госпиталь. В июне 43-го Яков Лазаревич попал на пересылочный пункт и получил назначение в 84-й стрелковый полк, где была сформирована батарея противотанковых пушек 45-миллиметрового калибра. Пушкарём в должности первого номера провоевал до июня 1944 года.

— Нас придали первому батальону. Боевое крещение в новой для меня роли я получил на Донце Северском левее города Змиева. Нас оставили охранять переправу с одной пушкой и двумя станковыми пулемётами. В охранении мы простояли почти сутки. Ночью наш полк на пароме и лодках переправился на тот берег и с ходу атаковал высоту, занятую неприятелем. Раньше на ней стоял дом отдыха. Высота была хорошо укреплена, враг думал сидеть на ней долго. После штурма мы нашли в блиндажах подушки и перины.

Мы не стали занимать немецкие траншеи, командир приказал опуститься ниже, закрепиться и хорошо замаскироваться. Наша сорокопятка стояла на прямой наводке здесь же, рядом с пехотой. С зарёй, сразу после ночной атаки, автоматчики помогли нам перетащить её сюда. Наш командир, младший лейтенант Зуб, облюбовал себе командирский пункт под дубом, метрах в двенадцати от пушки. Он спросил меня: «Это твой первый бой, Томилов?». «Да» — ответил я. «Ничего, Яша, главное – не теряйся. Что будет людям – то будет и нам. Команду слушай и чутко выполняй». Гитлеровцы не смогли смириться с потерей высоты. Утром они начали артподготовку по своим окопам, рассчитывая, что мы остановились в них. В результате этого артобстрела, возле нас не разорвался ни один снаряд. После артподготовки немцы пошли в атаку: шахматным порядком, в полный рост – как на параде. Моя пушка выстрелила три раза, и я видел, куда упали все три снаряда. Выстрелила пушка и в четвёртый раз, но куда упал снаряд, я не успел заметить. Практически сразу после выстрела вражеская мина ударила прямо под пушку. Сорокопяточку мою три раза перевернуло, меня воздушной волной отбросило к дубу. Контузия, ранение в голову и, как итог – восемнадцатидневное лечение в санбате. После выздоровления догнал свою батарею уже на другом берегу Днепра. Всего за войну меня ранило три раза. Третий раз меня зацепило из-за неосторожной легкомысленности командира. Ранение оказалось лёгким, и я остался в строю.

Ветераны, прошедшие весь ужас и ад боёв Великой Отечественной войны не любили рассказывать о том, через что им пришлось пройти, рассказывать о своих подвигах. Не исключением был и Яков Лазаревич Томилов. Он вспоминал и рассказывал о малозначительных боях. Вспоминал, как угнал из-под носа немцев их лошадей – несколько артиллерийских упряжек.

О своей же храбрости отделывался несколькими репликами:

— Участвовал в уличных боях за Днепродзержинск…

— Первую медаль «За отвагу» получил за участие в уничтожении окружённой группировки врага в Корсунь – Шевченковском котле…

-Участвовал в прорыве на Ясско-Кишинёвском направлении. После боя был принят в партию. Тогда же наградили меня второй медалью «За отвагу».

Есть у Якова Лазаревича Томилова много Благодарностей от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, по которым можно проследить боевой путь бойца, проходившего через города России, Украины, Румынии, Чехословакии, Монголии, Китая и Кореи…

Европа и Азия – вот где пролегали солдатские пути – дороги обыкновенного человека, нашего земляка Якова Лазаревича Томилова. Всё это было им пройдено, преодолено. А наша задача – сохранить память о Победителях той Великой битвы и передать будущим поколениям…

Вера Анисимова

Материал предоставлен Весёловской межпоселенческой центральной библиотекой

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Нажимая кнопку «Отправить комментарий» я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта