Общество

На житейских перекрестках: кроссовки

— Я, пришла сообщить вам, что ваш сын вор! — заявила эта незнакомая женщина прямо с порога.

Ирина растерянно уставилась на нежданную гостью, затем на всякий случай поинтересовалась:

— А вы случайно, не ошиблись адресом?

— Можете не отпираться. — Гостья смело смотрела в глаза хозяйке. – Если не верите, позовите сюда сына. Он сейчас дома?

— Нет, он где-то гуляет, — ответила Ирина.

— Ах, он гуляет? Так вот! Десять дней назад ваш сын был в общественной бане, в сауне. И банщик, который, как оказалось, знает вашего сына, видел, как он спер у моего сына кроссовки. И когда я пригрозила этому банщику, что тот рискует стать соучастником преступления, он все-таки сообщил мне ваш адрес. Я еще раз повторяю — ваш сын вор. Спер кроссовки совершенно новые! Мой сын успел проходить в них всего лишь два дня.

— И вы хотите, чтобы я компенсировала вам стоимость кроссовок? Сколько вы хотите? – поинтересовалась Ирина.

— Что? – Женщина в дверях растерялась еще больше. – Какая компенсация? Вы что, не понимаете, что я вам сказала?

— Я понимаю, – задумчиво кивнула хозяйка. — Но я не понимаю, что вам от меня надо?

— Как что?! – чуть не завопила от возмущения гостья. – Ведь вы же мать! Я хочу открыть вам глаза на вашего сына.

— Не надо мне открывать никаких глаз, — недовольно воскликнула Ирина. — Я и без вас знаю, что мой сын — прекрасный человек.

— Этот прекрасный человек украл у моего сына кроссовки!

— Он не украл! Он взял поносить.

— Поносить? Без спроса? Заставив моего сына идти домой из бани босиком по асфальту?

— Как босиком? – только сейчас хозяйка растерялась. — Разве мой сын не оставил ему свои кеды?

— Вы что, издеваетесь? – Гостья посмотрела на собеседницу как на сумасшедшую. – Вы не понимаете, что ваш сын вор!? Ладно… Раз вы этого не понимаете, я сегодня же заявлю на него в полицию! Я этого не хотела делать, но теперь – обязательно сделаю!

— Вы хотите посадить моего ребенка только за то, что ему нечего носить?

— Как это нечего? У него же были, как вы, сказали, кеды!

— Этим кедам уже неизвестно сколько лет. Они на ладан дышат.

— И что? Вы не можете купить ребенку кроссовки, а я должна лечить своего простудившегося ребенка?

— А почему я должна покупать кроссовки взрослому ребенку? – возмутилась хозяйка. — Он уже должен покупать их сам!

— Но я же своему покупаю! – нервно возразила гостья. — А вашему ребенку, из-за такой жадной матери как вы, приходится воровать чужую обувь. Несчастный мальчик…

— Вот-вот! – закивала скорее хозяйка. — Он бедный и несчастный, а вы собрались его сажать в тюрьму. Его нужно просто пожалеть и простить. А вы… Какое у вас черствое сердце!

— У меня сердце не черствое! И с вашим сыном ничего не случится! Его просто пожурят, и заставят вернуть украденное. А вот вас этот случай может быть чему-то и научит. Тому, что ребенка, раз уж вы его родили, нужно содержать. Нужно его одевать, обувать, кормить, в конце концов!

— Я кормлю его пять раз в день! А он все никак не может устроиться на работу!

— Так я же своего тоже кормлю пять раз. И он тоже нигде не работает. Но у него есть все, что нужно для жизни.

— Вот-вот! Вы, наверное, «яжмать»? Все деньги вбухиваете в своего сыночка, и до сих пор дуете ему во все места. Поэтому он у вас нигде не работает!

— А у вас сын почему нигде не работает? Он что, инвалид?

— Он не может найти работу по душе. Знаете, какая у него душа?

— Я представляю – какая. Раз он стырил кроссовки у человека, не оставив ему даже своих кед.

— Кеды он оставил! Просто ваш сын, наверное, не захотел их надевать! Я знаю душу моего ребенка. Он и мухи не обидит! А ваш сын, он… Он просто побрезговал тем, что ему оставили. Он у вас мажор, вот он кто! Конечно, наши кеды ему не понравятся, если он привык носить только все новенькое. Нормальные были кеды! Я не знаю, сколько лет их носил старый хозяин, но мой мальчик проносил их больше года.

— Что?! Значит, и эти кеды тоже ваш сынок у кого-то спер?

— Откуда я не знаю. Я не лезу в дела своего сына. Я ему доверяю, и считаю, что мальчик в двадцать пять лет должен быть самостоятельным.

— Да что вы говорите глупости! В двадцать пять лет мальчики совсем еще дети! За ними нужен глаз да глаз.

— Вы ничего не понимаете в педагогике, – пренебрежительно махнула рукой Ирина.

— Я? Да вот я-то как раз и понимаю, — возмутилась гостья. – И, если бы я в том миг была рядом с моим мальчиком, ваш жулик не украл кроссовки моего сына.

— Не смейте называть моего сына жуликом! – топнула ногой Ирина. — Да! Мальчики иногда совершают глупые поступки. На то они и мальчики. Так они взрослеют. А ваш растяпа. Нужно смотреть за своими вещами внимательнее. Кстати, ваш сын долго болел, после того, как прошелся по асфальту после бани босиком?

— Он пролежал с температурой целую неделю. И он выздоровел.

— Вот и прекрасно. Значит, его организм закалился. И в следующий раз, когда он вернется домой босиком, с ним уже ничего не случится. Его не возьмет никакая простуда. Я уверена в этом. Так что вы должны еще и поблагодарить моего мальчика, за то, что мой сын вытащил его — как говорят психологи — из зоны комфорта, и заставил немножко закалить свой организм.

— А как же украденные кроссовки?

— Да что — кроссовки? Ваш сын, что, ходит до сих пор босиком?

— Конечно, нет.

— Вот видите. А кроссовки… Кроссовки — это мелочи, по сравнению с тем, что ожидает наших детей в будущем. Вашему тоже двадцать пять?

— Уже двадцать шесть.

— Да… – задумчиво вздохнула Ирина. — Как быстро растут наши дети. Еще вчера они сидели у нас на руках и просили купить конфетку, а сегодня они уже воруют чужие кроссовки…

— У них воруют кроссовки!

— Да какая разница — они воруют, или у них… Главное, чтобы в будущем им попались хорошие жены, которые смогли бы их уберечь от глупостей и бед. Ведь мы-то с вами — еще вот-вот, и уже не сможем защитить их так, как всегда защищали.

— Это да… Вы правы, как быстро летит время…

— Ну, вот видите, вы со мной и согласились. Проходите, что ли, в квартиру, я угощу вас чаем.

— Нет уж, спасибо – не очень довольным тоном ответила гостья. — Я дома напилась. Пойду я.

Она развернулась и ушла, а Ирина еще долго стояла в прихожей, и мучительно вспоминала:

— Интересно, а сегодня, когда мой сын уходил, что у него было на ногах?..

Фото из открытых источников

Метки: На житейских перекресткаэх
62